Как стать писателем? Пошаговое руководство.
«Пиши резво, редактируй рьяно» — не столько учебник по литературному мастерству (этого добра и так хватает), сколько очаровательная, умная, смешная и очень живая книга, способная поднять с дивана, расшевелить и вдохновить на писательские подвиги даже самого завзятого прокрастинатора».

Галина Юзефович
Литературный обозреватель Meduza
опыт

Как написать роман
и издать его в «АСТ»?

Роман «На берегу Тьмы» — книга о судьбах и любви. Дебютный роман издан в «АСТ», и тираж почти разошелся. Как автору это удалось?
Наталья Соловьева, писатель
Телеграм-канал «Хемингуэй позвонит»
Close
Наталья Соловьева подоготовила для «Хэмингуэй позвонит» эссе, в котором рассказала, как справиться с отчаянием, как не сдаться и довести роман до издательства.

Начало

Изначально, когда села писать, я не представляла, что у меня получится: рассказ, повесть или роман. И получится ли вообще хоть что-нибудь. Это было сложное время, когда я не знала, куда мне развиваться дальше. Работать в международной компании мне стало невыносимо, я закончила несколько курсов сценарного мастерства, но ни одна моя заявка продюсерам так и не выстрелила. Я почувствовала себя бездарным лузером, который потерял время, и который не знает, что делать дальше. Ощущения были не очень, если честно.

Тогда я решила ничего не решать, просто дать себе время, пару месяцев, а пока думаю, записать историю, которая давно у меня крутилась, но никак не подходила под формат сценария, которые были в то время востребованы. И вот это решение ничего не решать меня спасло. Сняло ответственность и развязало руки.

В основу романа легла история семьи мужа, где прадед из купеческой семьи закончил Московский Императорский Университет и устроился управляющим имением дворян Вульфов (друзей Пушкина) в Тверской губернии. Он женился на простой крестьянке и был лишен наследства. Сама по себе история банальная, не новая. И кстати в романе получилась в итоге совсем другой. Но она меня вдохновила, тем более, что я видела фотографии этих конкретных людей, листала их книги, жила в их доме, где все еще хранились сундуки и всевозможные артефакты, военные письма. Когда ты внутри – это не может не цеплять. Воображение начинает работать само: а что в этом доме происходило во время Революции? А как они об этом узнали? Какая была их реакция? А что здесь происходило во время оккупации? Как они ждали немцев?
Наталья Соловьева. Роман «На берегу Тьмы». Издательство «АСТ», 2020 год
Фактология в исторической прозе

У меня нет филологического образования, и меня это сильно смущало. Как правильно писать диалоги? Что такое стиль и как его найти? Не стоит ли сначала где-нибудь поучиться? Хотелось зацепиться за спасительную соломинку и отложить книгу на потом. Но когда потом? Я решила просто начать писать без обязательств перед самой собой прежде всего. А там будь, что будет (кстати, когда роман был уже почти закончен, я все-таки ходила на мастер-классы в Литературный институт). Я наметила план книги, написала пару эпизодов и поняла, что моей школьной пятерки по истории слишком мало: таких поверхностных знаний явно недостаточно, чтобы погрузиться в эпоху (тогда я еще не знала, что у меня буквально каждая глава будет связана с новой эпохой). Знала бы – бросила бы эту идею с самого начала, наверное.

Очень помогли курсы сценаристов, особенно воркшопы с Нилом Ландау, которого привозила в Москву Киношкола Александра Митты. Я участвовала в двух из них, а также ходила на лекции. Нил - гениальный преподаватель сценарного мастерства в UCLA, скрипт-доктор, автор учебников для сценаристов. Когда рассказывают об учителе, который повлиял наиболее сильно, я без преувеличения могу сказать, что в моей жизни это был Нил Ландау (вот бы он удивился, наверное). Мне кажется, что писатели обязательно в той или другой форме должны учиться сценарному мастерству, хотя бы прочесть несколько книг на эту тему.

Параллельно начались исследования. И надо сказать, это оказалось тем, что поддерживало работу над романом в течение 3-х лет, пока я писала. Ведь 3 года - на самом деле очень долго. И еще мое любопытство, переходящее в занудство, конечно. Сначала был интернет, но очень скоро я поняла, что просто гуглить не достаточно. Важно понимать, что ты гуглишь и как правильно формулировать вопросы. И так я пустилась во все тяжкие. Начала писать письма в фб и встречаться с самыми разными людьми.

Так и говорила: я вот тут пишу книгу, у меня вопрос. Писала историкам-крестьяноведам – носили ли крестьянки нижнее белье? Фольклористам – как выглядел свадебный обряд именно в Тверской губернии? Какие поговорки были? Приметы? А где про это почитать? Охотникам – как звучит выстрел из тульского ружья зимой в сосновом бору? Какая отдача? В чем хранили это ружье? Я торчала на военных форумах: как был одет офицер НКВД зимой 1941 года? Во что он был обут? Валенки или сапоги? Встречалась с реконструкторами, с краеведами. Листала журналы мод – как одевались в 1937 году?
Узнать можно буквально все, было бы терпение и вера в то, что делаешь.
Сюжет

У меня изначально была идея – взять выдуманных персонажей, но поместить их в реальные исторические события. Для этого, например, я искала сведения о конкретном миноносце времен Первой Мировой, который затонул в Балтийском море. Выяснила подробности, а потом написала врачу из медицины катастроф: сколько может продержаться раненый в воде 9- градусной температуры? А как сделать, чтобы он при этом выжил?

Узнать можно буквально все, было бы терпение и вера в то, что делаешь.
Еще пример: в книге есть сцена забоя свиньи. 1,5 страницы я писала целую неделю, а может, и больше. Мне эта сцена была очень важна: с одной стороны это крестьянский быт, а с другой – героиня, которая сомневается, выходить ли ей замуж, видит в этой свинье приносимую жертву, то есть себя. В детстве я урывками видела, как разделывали свиней, но мне никогда не давали посмотреть (да я и не стремилась, честно говоря), как все начиналось. Как ее, эту бедную свинью, убивали. И вот я читала блогеров-фермеров (ролики на ютубе было смотреть страшно, да и сейчас никто не пользуется ножом – это отдельное умение), а потом догадалась позвонить маме. Мама нашла какого-то опытного кольщика, который все подробно рассказал. И про то, что некоторые кольщики пьют свежую кровь. Ужасно, конечно, но что делать - только включить это в книгу.

Я докапывалась до мелочей. Но потом, после, например, недели изучения, в текст могла войти одна малюсенькая деталь, одно слово. И это нормально. Я не пыталась запихнуть все, что узнала. Только самое необходимое, то, что казалось важным именно для моей истории.

Поиск издательства

За время написания книги я перезнакомилась с кучей людей, с которыми у меня не было шансов пересечься в предыдущей жизни в корпорации. И это здорово. С некоторыми продолжаю общаться до сих пор, пишу следующую книгу.

Но конечной задачей у меня все-таки было хоть как-нибудь дописать свой роман. Чтобы все ниточки привели к кульминации. И я, конечно, буксовала и не раз. Были периоды отчаяния, когда мне казалось, что никогда не допишу. И зачем вообще взялась за исторический роман? Да еще и растянутый почти на полвека. Все это наложилось на то, что сын пошел в 1-ый класс, потом мы меняли школу. Такие вещи точно не способствуют творчеству. У меня не получалось писать каждый день – часто возникали другие, семейные приоритеты.

В итоге на написание книги ушло 3 года, и еще год – на издание.
Издаться было очень сложно. С самого начала держала в голове самиздат, но с другой стороны понимала, что моя книга массовая, я хотела, чтобы она стояла на полках в магазинах.

Отправила книгу агентам и во все издательства. Из агентств мне ответило отказом только Elkost – написали, что не занимаются сейчас молодыми авторами, остальные промолчали. В какой-то момент набралась наглости и написала даже Капьеву – мол, скажите, какому ридеру из Эксмо послать? У меня чудесная книга и все такое.

Потом я встретила кого-то, кто знал кого-то, кто знаком с кем-то из АСТ. Так я встретилась с АСТ, начались переговоры. Меня попросили получше поработать над стилем, чтобы он был более однородным (ведь работала три года, и это чувствовалось) и написать еще одну главу. Я упала в обморок, особенно по поводу главы, ведь надо было опять садиться за исследования, мучительно вписывать ее в уже сложившуюся законченную историю. Но в общем, каким-то чудом справилась.

Договор

Потом было долгое обсуждение договора с издательством, кстати, мне в этом очень помогли юристы Ридеро в рамках сервиса "Юридический советник". Я как раз искала юристов, кто специализируется на авторском праве, а Ридеро именно в этот момент запустило этот сервис - очень удачно совпало. Первым желанием, когда я получила договор, было, конечно, сразу его подписать, не читая, — я была очень рада, что дошла до этого этапа. Но потом, когда эмоции улеглись, я внимательно прочла, что там написано, и поняла, что меня многое там смущает. Так родилась идея, что мне все-таки нужен специалист по авторскому праву.

Юристы прочли и нашли ещё больше спорных нюансов. Издательство, конечно, приняло не все правки, которые я им прислала, но кое-что отыграть все же удалось, даже являясь автором-дебютантом Например, я внесла правку, что издательство не может менять название книги. А ещё я оставила себе права на перевод.
Заручившись поддержкой юристов, я почувствовала: есть команда, следящая, чтобы мои интересы соблюдались
Итоги

В издательстве сразу сказали, что тираж будет минимальным и что тратиться на продвижение автора-дебютанта они не будут. Но мне это и так было понятно с самого начала – сейчас для всех неизвестных дебютантов такие правила игры.

Меня всегда поддерживало то, что я с самого начала знала, что история, которую пишу, хорошая. И что она есть. Что есть герои, есть события, их только нужно собрать воедино. Исторический роман, в котором задействована вся первая половина 20 века, крестьянский быт, фольклор, православие вперемешку с язычеством, сага с множеством деталей. Почему нет?

Обложку нарисовал известный художник Андрей Ферез, но опять-таки, чтобы все получилось, я познакомилась с ним лично и рассказала свою историю. Чем-то моя книга его зацепила, и он согласился.

Потом я обратилась к кому-то, кто знает кого-то, кто знает Ирину Хакамаду. И так сложилось, что книга ей понравилась (как раз история про становление сильной женщины), и согласилась написать рекомендацию на обложку.

Книга стала появляться на полках в конце февраля, и продажи, насколько я могу судить со своей колокольни, идут неплохо для никому не известного дебютанта: в МДК на Арбате в первую неделю продали около 100 книг, в лабиринте книга появляется на день-два, а потом исчезает на неделю, та же история с book24. На презентацию в Твери пришло аж 60 человек, запас в тверских книжных закончился за несколько дней. Мне пишут читательницы, что зачитались и проехали свою станцию метро, а еще что я разбила им сердце.

Очень надеюсь, что книгу заметят и захотят снять по ней сериал, например, телеканал Россия. История очень кинематографична, и уже сейчас ее уже сравнивают, кто с чем: и с «Тихим Доном», и с «Вечным Зовом», и с «Все реки текут» и даже с «Аббатством Даунтон».

В моих планах и дальше рассказывать о книге. Стучаться во все двери, ведь всегда есть кто-то, кто знает кого-то, кто знает кого-то).

Made on
Tilda