Как стать писателем? Пошаговое руководство.
«Пиши резво, редактируй рьяно» — не столько учебник по литературному мастерству (этого добра и так хватает), сколько очаровательная, умная, смешная и очень живая книга, способная поднять с дивана, расшевелить и вдохновить на писательские подвиги даже самого завзятого прокрастинатора».

Галина Юзефович
Литературный обозреватель Meduza
Беседовал Аристарх Ромашин
«Необходимо оградиться
от мира и писать 10-16 часов в сутки»
Повесть «Типа я» Ислама Ханипаева— лауреат литературной премии «Лицей» 2021, победитель в специальной номинации «Выбор книжных блогеров». Повесть выйдет в издательстве «Альпина Проза». «Хемингуэй позвонит» встретился с автором текста и поговорил о творчестве, писательских приемах и жизненном пути.
Телеграм-канал «Хемингуэй позвонит»
Close
часть 1
О творческом пути
Ислам Ханипаев. «Типа я»
Что побудило тебя начать писать и прозу? Путь сценариста?

Проза в действительности была первой. Были очень кинематографичные, наполненные действием, повести, и затем, когда я понял, что они очень киношные, решил попробовать себя в сценарном мастерстве. Это было в 2009 году, так и началась моя карьера регионального режиссёра и сценариста. И ближе к 2014 году я как-то вернулся к прозе, руководствуясь внутренним ощущением, может быть недостатком инструментария в кино, чтобы полностью раскрыться. Начал много писать и пишу по сей день.

Тяжело объяснить, что побудило. Я всегда был слегка депрессивным парнем внутри, но весёлым снаружи. Часто и подолгу размышлял о людях, своих друзьях, семье, пытался понять их и себя. Мне было интересно почему люди делают те или иные поступки, мне кажется, что я был вдумчивым и внимательным ко всему что делали люди и люди же стали моим главным интересом в будущем, но к творчеству кроме стишков и рассказов в младших классах интереса я не проявлял. Затем что-то во мне перевернулось, точнее даже взорвалось. Будто дошло до точки кипения и лопнуло лет в 19. Я ощутил желание что-то делать и, наверное, инстинктивно поняв природу этого взрыва сел писать истории. Я любил и люблю рассказывать интересные истории. Может это звучит пошло для автора премиального текста, но такова правда. И литература не является для меня чем-то особенным, литература, как и кино (Или к примеру стендап) - инструмент для рассказа истории. Классный инструмент, возможно даже лучший, но инструмент.
Сценарный опыт помог тебе писать прозу или такой опыт больше мешал?

И сценарный и писательский опыт не смотря на то, что первый придерживается определённых технологий и формул всегда были для меня интуитивными или инстинктивными. Я ничему сознательно не учился, но вероятно считывал все сценарное подсознательно во время просмотра фильмов и сериалов. А что касается книг, то тут все ещё проще. Садись и пиши. Книги я никогда не любил читать (и сегодня не очень-то люблю) и никаких правил и законов не знал и не знаю, пишу и всё. Но я понимаю, что кинематограф лезет в мои рукописи: в темпе повествования, в более простом языке, в диалогах, в самой структуре романа, люди сразу считывают кино. Вроде бы никто за это меня не ругал. Я не делаю этого специально, просто принимаю это как данность. Моя данность - я упустил время, когда можно было впитать литературный язык через классическую литературу. Я впитал фильмы, сериалы и игры. Работаю с тем, что есть, но стараюсь книг 10-15 в год читать. Вот, к июню штук 8 осилил. Иногда кажется, что писать намного легче чем читать. Что увлекательней это точно.

Как долго ты писал повесть «Типа я»?

Недели две. На карантине в 2020 году. Затем с периодичностью в 3 месяца слегка редактировал.
Кинематограф лезет в мои рукописи: в темпе повествования, в более простом языке, в диалогах, в самой структуре романа, люди сразу считывают кино
Ислам Ханипаев
— Ты писал, следуя чёткому плану – по несколько страниц в день?

— Вообще, у меня вроде бы хорошее КПД. В идеале пишу около 10-15 страниц в день (языком издательств – 1 авторский лист в день) но какой-то конкретной математики нет. Пишется как пишется. Стараюсь выдать сырую версию романа за 2-4 недели. Но и пишу я по 12-14 часов сутки. У меня есть своё правило, которое возможно будет работать только на меня: первый черновик надо написать как можно быстрее и дальше все пойдёт значительно легче. Вот сегодня (1 сентября) закончил работу над новой рукописью. Скорее всего, она будет второй изданной после «Типа я».

Написание слегка затянулось 4 недели. 2 недели в ноябре 20 года – ровно половина книги. Затем по каким-то причинам пришлось надолго отложить. В начале августа я выиграл издательскую программу форума Таврида, как раз на эту рукопись и сел её дописывать. Ещё 2 недели и готово.

Я прекрасно понимаю, что мои сроки для литературного сообщества могут звучать нереалистично, но, я думаю, что Шамиль Идиатуллин меня прекрасно поймёт. У нас похожая технология, судя по прочитанному мной его интервью. Я называю это «бункером». Необходимо полностью оградиться от мира и писать 10-16 часов в сутки и при хорошем стечении обстоятельств первый черновик будет готов через 15-20 дней. Но это история про то, кто и как готов тратить свой отпуск (и от того насколько терпеливая у тебя супруга, я пока успешно уворачиваюсь от летящей посуды).

— Как ты мотивировал себя, когда тебе не писалось?

— В рамках Типа я, мне писалось с первого до последнего слова. Я просто веселился, но бывает и такое что не пишется. Надо оберегать разум от источников стресса, любить свою историю и стараться оставаться в ней насколько это возможно в реальном мире. Стараться посвящать этому миру пару часов в день хотя бы. Пишется легче и входишь в работу гораздо быстрее. Я, например, засыпаю и просыпаюсь с мыслями о тексте. Следовательно, практически сразу продолжаю писать с места, где поставил точку. Вообще у меня богатый технологический писательский опыт. Может написать какую-нибудь брошюрку? Это тонкий лёд – всё что связанно с писательским мастерством.

— Известно, что ты написал 6 романов. Что побуждало тебя продолжать писать романы, если каждый последующий не был принят к публикации?

— Уже 7 рукописей романов. Побуждало всё тоже самое. Просто люблю рассказывать классные истории. Слишком люблю. И рассказываю их в первую очередь себе. Вот взбредёт утром какая-нибудь идея и тяжело себя остановить. Очень хочется узнать, чем всё закончится – я обыкновенный фанат интересных историй. Жанр как правило не имеет значения. Но ничего пошлокомедийного, эротического я бы писать не стал. Ну и хорроры (хотя мне кажется, что я бы мог выдать что-то страшненькое) тоже. Не хочу, и как мусульманин не могу себе позволить. Но я признаюсь вам, что до Лицея я был близок к тому, чтобы бросить это. Просто устал разочаровываться в издателях, в этой чёрной дыре, принимающей мои рукописи. Даже начал себя готовить к тому, что надо отпустить мечту. Лицей (все организаторы, спонсоры, Ridero), вероятно, меня спас. За что ему безмерно благодарен. Вот как по-киношному получилось! Запрыгнул в последний вагон. Надеюсь, эта история кого-нибудь мотивирует ведь это реальный кейс, не вымысел.

— Ты говоришь о том, что не любишь читать книги. Стивен Кинг, например, наоборот советуют писателям много читать. Боишься потерять свой стиль?

— Нет, я просто не очень люблю читать. Тяжело, иногда скучно, я живу в мире скоростного интертейнманта - сериалы, кино, хоть и их смотрю все реже, но мне с самого детства тяжело было поймать темп присущий книгам. Я банально не любил читать книги никогда. Это звучит дико из уст человека планирующего найти себя в мире литературы, но это правда. Глупо было бы не читать, боясь за свой стиль. Но вообще я читаю, за январь 4-5 книг, в феврале ещё две, и в апреле ещё 2. За год штук 15 набирается, 3-5 из которых нон-фикшн. Просто это почти всегда усилие.

Ничего не могу с собой поделать. Чтобы я читал с интересом, книга должна быть для меня полезной, например я хочу написать что-то из этой темы, близкое по смыслу, по жанру. Перед "Типа я" я прочитал книгу «Жутко громко и запредельно близко» и через пару дней начал писать свою. Иногда я просто хочу и читаю, иногда для участия в книжном клубе, которым руковожу. Я думаю, что вы – лит сообщество смотрите на сам текст по-другому. Как будто в понимании текста я ошибаюсь в самих основах и не могу понять его так как вы. Будто я рождён дальтоником и сколько мне не объясняй, насколько красочным творчеством является литература, я просто не пойму, потому что не вижу её таковой. Поэтому прошу просить меня, за то что не ценю книгу так как должно.

Я как-то больше ценю то, что пишу сам. Ну вот, например, последняя рукопись (которую вчера дописал) дагестанский триллер "Холодные глаза". Я просто писал, как чувствовал. Меня пугала и захватывала эта история и я писал её как сумасшедший, просто потому что хотел сам узнать, чем всё закончится. И дописав, я предвкушаю чувства читателя, когда он это прочитает. Надеюсь, получилось классно. Текст будет издан где-то весной в Альпине. Пользуясь случаем, благодарю своих сенсеев с форума Таврида, отобравших этот текст - Татьяну Соловьёву и Вадима Панова. Они поверили в него несмотря на то, что он был написал лишь на половину.

Возвращаясь к вопросу, я точно не книгочтун по своей природе. Кинг прав, что удел писателя много читать и много писать, и это я слышу зачастую от экспертов, от редакторов и сам ощущаю острую необходимость наращивать словарный запас. Как сказал мне Геласимов «на голом таланте далеко не поедешь», да и судя по моему косноязычию, чувствую редактору придётся новую книгу писать на основе моих записулек. В общем, я постараюсь читать больше, современную литературу (шубинские тексты), с целью наращивать словарный запас (надоело гуглить слова и их синонимы), но не с целью учиться чему-то, каким-то стилям. Тут я полностью доверяю себе.

На счёт оберегания своего стиля, мне часто говорят, что у меня он есть, (самобытный, колоритный), но как по мне я как раз пишу очень примитивно, но я тот, кто я есть, совокупность всего прочитанного, просмотренного и прожитого. Надеюсь, в этом кроется моя индивидуальность. К концу года каждый получит возможность это проверить.

— Как победа на премии «Лицей» помогла тебе на творческом пути?

— Кроме того, что спасла мой творческий путь? По сути, «Лицей» дал начало всей моей писательской карьере. Издатели не спешили ко мне с предложениями, но затем вдруг как-то оживились. На данный момент получил 4 или 5, но обе рукописи и «Типа я» и «Холодные глаза» отдал импринту «Альпина Проза». Я к тому, что мир вдруг как-то преобразился. Другие коллеги из издательского сообщества просят сбросить первые главы любой рукописи, которую я начну писать. То есть уже на стадии идеи. Может и киношники подключатся? Не хочу, чтобы это звучало как-то по-самолюбски, хочу, чтобы эти слова мотивировали всех, кто только начинает писать или пишет и не получает ответа. Пишите, друзья, отправляйте текст во все места, куда только возможно. Однажды вам ответят.

Прямо сейчас сервис Ридеро помогает в продвижении «Типа я». Я ведь так же выиграл выбор книжных блогеров, созданный Ридеро и мы вместе стараемся выстроить какие-то планы по продвижению.
часть 2
О мастерстве
— Как ты считаешь, должен ли начинающий прозаик изучать писательское мастерство или достаточно таланта?

— Классный вопрос, даже боюсь на него отвечать. Если честно, считаю, что талантливому писателю (которого трудно определить сразу) нужно только читать и писать. Это доказала и история литературы и история кино. Я отношусь нормально к универам и мастерским учащим писать, но сам факт, что человек пошёл туда учиться писать, кажется, говорит о том, что великого из него не получится. Потому что то, КАК и то, О ЧЕМ писать исходит изнутри. Это не учат и не должны учить. Это же ты, твой голос, пой так как поёт душа! Я в этом уверен, если говорить в талантливом, но неуверенном в себе писателе. Просто пиши и ни о чём не беспокойся. Всё придёт само собой.

Нельзя и неправильно создавать искусственно, формульно тексты, но это в случае, если человек действительно обладает если не талантом, то хотя бы способностью увлечь кого-то буквами на бумаге, для остальных же это супер, хочется - учись, пробуй, хочешь писать пиши.

Писательские мастерские для меня как некий спортзал, как место для занятий своим хобби. Любой имеет право их посещать, но я боюсь, что талантливый писатель может потерять свою самобытность, свой язык в таком месте. С точки зрения литературного сообщества, мне кажется, один такой самородок стоит сотни тех, кто просто хочет писать на досуге.

А так, ходить для себя в спортзалы ещё не никто не запрещал и всегда есть вероятность выдать хороший текст любому человеку, и он может быть даже коммерчески успешным.

На счёт талантов, очевидно, что талант легко загубить и во всяких школах (кино тот же пример) и сам человек может загубить его. Я изучал сценарное мастерство и кое-что из литературного после того, как мои правила написания забетонировались сами по себе. Это занимательное чтиво, но читая такое я и со сценариями, и с книгами всегда приходил к выводу, что я как раз и делал, только интуитивно. Талант ли я - как писатель литературы, наверное, нет. Надеюсь, что я в достаточной степени талантлив как человек способный увлечь читателя историей, какими бы словами я это не рассказывал.

Но вот ещё кое-что интересное: Я бы пошёл в условный CWS просто из интереса, просто из желания попасть в тусу. Мне кажется, что это главный плюс таких мастерских – просто возможность пропитаться чужими мыслями, идеями, этим писательским юным максимализмом, когда и ты и те, кто вокруг тебя хотят создавать миры на бумаге. Вот это классно и ради это и ТОЛЬКО ради этого я бы пошёл в мастерскую, но никак не для того, чтобы меня учили писать.

Ещё раз, начинающий писатель, помни, что внутри тебя есть твой собственный голос, либо помоги ему раскрыться сам, либо найди того, кто сможет раскрыть именно его, без посторонних примесей. Иначе ты рискуешь стать «одним из», чего не хотелось бы ни одному уважающему себя автору.

— Ты проходил какие-нибудь сценарные курсы?

— Нет, только почитывал статьи для общего ознакомления.

— А писательские курсы?


— Нет, находясь на форумах я сижу на этих мастер-классах и иногда посматриваю лекции на ютубе. Но намерения попробовать что-то из услышанного в своём тексте у меня нет. Мне просто интересно это, как и в целом литература. Люблю послушать лекции о литературе, например Быкова, хоть и не читал ни его, ни тех, о ком он рассказывает. Учитывая, что я вообще ничего не понимаю в литературе, мне просто интересно об этом слушать. Но все мои вопросы в рамках каких-то писательских форумов в основном об издательском деле, о читателях. И меня иногда удивляют вопросы в духе «А как мне сделать так, чтобы мой герой был интересен читателю?». Но здесь я пытаюсь себе напомнить, что мы все всё-таки разные и по-разному видим и текстособирание и саму историю.

— Ты садовник или архитектор?

— Мне больше нравится планировщик или исследователь.

Я думаю, что смог поймать баланс где-то посередине. Я без сомнения скорее планировщик, хотя бы, потому что сюжет и герои моя сильная сторона, но место для исследования всегда есть и иногда исследование заходит слишком далеко, что начинаешь обдумывать смену концовки. Везде есть свои преимущества и минусы. Меня планировщиком делает то, что исследователей часто упрекают за проседание текста, плохой темп повествования и самое главное за смазанные или вялые концовки. В моем случае - в случае киношника это практически провал. Поэтому 70 планировщик, 30 исследователь.

Всегда, когда я брался за текст как исследователь, я задыхался где-то в первой трети. Хоть и условный, но мне всегда необходим план, нужна концовка, даже если не точная, просто примерное понимание на каких эмоциях всё должно завершиться. Это часть моей мотивации и очень весомая. Я будто ощущаю этот (в идеале потрясающий) конец, и я пытаюсь как можно быстрее себе рассказать, как же история к этому пришла и опять-таки представляю ощущения читателя, когда он дойдёт до финала. Мне это важно, потому что я не иду сквозь туман лишь бы упереться во что-нибудь. Я иду сквозь туман, видя где-то вдалеке огонёк, который, во что бы то ни стоило, должен ухватить.
часть 3
О писательских приемах
— Как ты считаешь, должен ли начинающий прозаик изучать литературные приемы?

— Слишком большая ответственность отвечать на этот вопрос. Ведь я могу отталкиваться только от себя, а мне это легко. Мне легко писать и мне стыдно за это перед коллегами, молодыми писателями с которыми я встречаюсь на каких-то мероприятиях. Ведь они сокрушаются, о том, что в течение года написали треть романа. И мне неудобно, что я пишу роман 3-4 недели и это не делает меня лучше, а их хуже. Просто моя голова работает по-другому, ну хорошо хоть пишу я очень просто (а иногда говорят, что совсем примитивно, но я не против) и с ошибками, проблемами с пунктуацией у меня все плохо)). Просто моё погружение в историю происходит очень стремительно, и я будто вылетаю из реального мира на целый месяц, а учитывая, что я не сильно заморачиваюсь над способами выразить мысль, мне писать не трудно. Главное вести героев по сюжету. У меня просто другие приоритеты в работе над рукописью. Наверно это можно сравнить с написанием сценария к фильму.

Поэтому у меня нет понятия «литературный приём». Я верю, что и я и любой другой автор обязан считывать все эти приёмы на подсознательном уровне, через книги, фильмы и сериалы. И они станут органичной частью рукописи. Но размышлять как автор «вот сейчас я применю приём «ЖИРАФ» я не могу. Я буду ощущать какую-то деланность текста, формульность. Рукопись — это единый творческий поток, а не формулы. Они без сомнения будут в классном тексте, но авторская рука/манипуляция читателем не будет ощущаться. Просто потому, что автор и не пытается никем манипулировать. Он просто должен верить в свою способность рассказать историю.
Мне легко писать и мне стыдно за это перед коллегами, молодыми писателями с которыми я встречаюсь на каких-то мероприятиях
— Какими литературные приёмы ты пользуешься чаще всего?

— Я не разбираюсь в приёмах. Коллеги, разбирая свои и даже мои рукописи говорят, что тут я использовал условно какого то ЖИРАФАЯ, а вот тут попробовал КОЛЕСО, но я не понимаю что они имеют ввиду. Я помнил названия сценарных каких-то приёмов, но сейчас ничего из этого не помню. Вообще я люблю в кино флешбэки и хоть такого уже не пишу, но разбивать истории в духе Нолана я пытался с самого начала, с первых сценариев и получалось вроде хорошо. Ранний Нолан гений и мне много лет хотелось стать на него похожим.

— Ты заимствуешь какие-нибудь приёмы у других мастеров или коллег по цеху?

— Ничего ни у кого, по крайней мере специально. Подсознательно - конечно, мы состоим из того, что увидели и прочитали, но в повести "Типа я" я честно сказал в послесловии, что идея с выдуманным персонажем из фильма Кролик ДжоДжо была позаимствована. Она будто стала последним кусочком мозаики в произведении, которое во мне зарождалось (это не спойлер).
часть 4
О персонажах
— При создании персонажей (касается не только прозы, но и сценария), ты их выдумываешь или черпаешь материал из жизни?

— Сами выдумываются, но, конечно, они перенимают некоторые мои черты характера, или других знакомых людей. Редко специально. Все как-то само закручивается. Например, герой «Типа я», второклашка Артур перенял у меня какой-то детский опыт, ощущения намечающихся драк, влюблённость, постоянные фантазии, которым я мог посвящать часы напролёт. Например, мечтая, что побью школьного задиру или спасаю девочку, которая мне нравится. Ух сколько же времени я отдал этим мечтам в младших классах.

— Ты, как сценарист и писатель, какие приёмы чаще всего используешь, чтобы «оживить» персонажей?

— Просто пишу и все. Однажды смотрел интервью Тарантино, где он слово в слово произнёс мои мысли «Я просто сажаю ребят за стол и даю им говорить, а сам записываю». У меня тоже самое и уверен, что у многих других. Характеры зарождаются сами. Артур - главный герой повести появился в одно мгновение, а я просто начал записывать 10 дней из его жизни. Он сам говорил то, что говорил и вляпывался в истории.

Если меня об этом спросит начинающий писатель, то скажу, что надо проработать цель героя, его мечты, его прошлое, возможно неоднозначное, минусы героя, особенности (шепелявит или хромает или не водит машину или боится высоты). Такие штуки приходят часто по ходу, но иногда прорабатываются сразу в начале. Я тут действую инстинктивно, так как все эти настройки учитываются мой заранее.

— Персонаж всё же должен меняться (арка героя) или достаточно и того, чтобы он был просто интересным?

— У меня всегда это арка. По-другому и не умею и даже соблюсти арку не пытаюсь. Просто видимо кинематографическая структура глубоко сидит во мне. Только интересного персонажа хватит, скорее всего, детям. Взрослый же подсознательно считывает эту арку, а арка — это развитие героя. Мы хотим получить события с участием главного героя, а затем смотрим как они на нём отразятся.

И чем более дорог этот герой читателю (не обязательно положительный персонаж и не обязательно главный), тем сильнее это ожидание реакции и как следствие какого-то изменения. Это тонкая штука и я могу лишь сказать, что и персонажей, и историю надо чувствовать, но ведь чувству не научишь. Потому что сам не понимаешь, как это работает. Никто не понимает. Все, чему можно научиться это пробираться к этой чёрной дыре рассказчика. Вон там в дыре и обитает, наверное, твой талант, который вылавливает из космоса нужные идеи, слова и отправляет к тебе на печать. Нравится - бери, нет - ищи дальше.

— Что за черная дыра рассказчика?

— В мире книг есть две чёрные дыры и главная особенность любой дыры — это неизвестность. Одна — зло. Это дыра куда засасывает тысячи рукописей молодых писателей и называется она – ИЗДАТЕЛЬСКИЙ САМОТЁК и твоя рукопись пропадает как будто и не было её. Каких-то сигналов как в фильме Начало из этой чёрной дыры ты не получишь.

Есть и хорошая чёрная дыра. Называется она воображение или творчество. Мы опять же не знаем, как она работает. Мы лишь знаем, что оттуда приходят наши тексты, наши идеи. И, естественно, нам нужно научиться получать эти сигналы. Этому я начал учится сразу, с первой рукописью. Я понял, нельзя полагаться только на вдохновение. Надо научиться настраиваться на работу быстро, заряжать батарейку настолько чтобы хватило на написание книги. Либо это история о том, как ты сидишь каждый день как Стивен Кинг по 3 часа за текстом, стараешься написать 1000 слов и через 3-4 месяца выдаёшь первый черновик. Либо делаешь как я, пишешь 3-4 недели подряд по 12-14 часов и пытаешься писать по 4 тысячи слов. Результат один и тот же. Вот, хочется верить, что моя технология налажена и я умело и эффективно копаюсь внутри своего воображения.
часть 5
О продвижении
— Должен ли автор продвигать своё творчество? Или достаточно писать хорошо, чтобы его заметили?

— Продвижение для начинающего писателя сегодня вопрос архиважный. Нельзя сегодня сдать удачный текст, быть напечатанным и ждать пока его все раскупят. Ты часть целой цепочки маркетинговых ходов, иногда ключевая. Мне жаль писателей склонных к отрешенности от общества и мира. Это довольно часто наблюдается и среди нас – молодых авторов. Многие хотят внимания к себе и к текстам, но сами делать какие-либо шаги не хотят. Как я понял многих устраивает пелевинская технология – ты не бьёшь палец об палец в рамках продвижения, но тебя все обсуждают. А есть писатели, тяжело идущие на контакт, есть слегка зажатые как Сальников, или закрытые от мира как Водолазкин, но они делают свою работу как профессионалы. Встречаются со СМИ в рамках продвижения книги. Это важно и полезно, научиться говорить, справляться с волнением, это ваша награда, слава о которой мечтает писатель. И если ваше желание это чтобы люди читали ваши книги - сделайте сами так, чтобы они их читали. Не готовы брать инициативу в свои руки? Хотя бы помогите издателю.

— Как ты сам продвигаешь своё творчество? Сценарий, кино, книгу.


— Кино через фестивали, через соцсети, а продвигать книги я пока учусь. Мне ничего не понятно, а посему я терроризирую дурацкими вопросами всех своих новых знакомых. Дагестан вообще не знает, что я пишу. Республика практически не уделяет никакого внимания творческим ребятам, кроме ансамблей лезгинки. Сервис Ридеро очень помогает в этом деле. Во многом благодаря ним я тут, ведь история с моей премией, как и моя фамилия забылись бы в течение двух недель после награждения.
часть 6
Блиц-опрос
— Булгаков или Толстой?

Не читал ни одного из них. Со школьной скамьи не возлюбил классику, посчитал её скучным времяпровождением. Не люблю и по сей день. Уважаю, признаю её величие, но понимаю, что упустил возможность с ней подружиться. Возможно, в будущем. Из классики я почитал Бредбери, Филипа Дика и "Энимал фарм" Оруэлла.

— Семья или свобода?

— Здесь я, конечно, отвечу семья, но моё нутро требует ни то, что бы свободы. Скорее одиночества. Проза удел одиноких, если не физически, то, по крайней мере, внутренне. Я был таким всегда, с самого детства.

— Стихи или проза?


— Проза, но первые попытки нанести текст на бумагу я сделал во втором или третьем классе, в форме стихов. Рассказывал о том, как сильно люблю родителей) Сегодня я делаю тоже самое. В последний раз это было на Красной площади во время получения награды Лицея.

— Творчество или бизнес?

— Все эти годы я искал баланс, но небольшое предпочтение отдавал творчеству. Хочется верить, что в литературе я смогу творчество конвертировать в финансовую независимость.

— Бетховен или Чайковский?


— Не слушаю классику. Я скорее по саундтрекам к кино. Тут бы я выделил в целом Йохана Йоханссона, саундтреки к фильмам Интерстеллар и Фонтан (Аронофски).

— Гамзатов или Окуджава?

— Не читал Окуджаву и Гамзатова стихи я практически не помню.

— Бог или дьявол?

— В любой непонятной ситуации выбирай Бога. Не ошибёшься.

Ислам Ханипаев. Биографическая справка:

Закончил даг-гос технический университет (ДГТУ) специальность нефтегазовое дело, но диплом забрал через года 4. По своим же словам, «учился отвратительно, так как мысленно был уже в творчестве, в кинематографе». Побеждал на любительских кинофестивалях. Снял художественный фильм Система 05, сейчас заканчиваю второй.

Литература: подавал тексты много раз через издательский самотек, никогда не получал ответов (позже узнал, что шанс издаться из самотека меньше 1%). В литературных конкурсах до «Лицея» не участвовал. На данный момент — серебряный лауреат «Лицея», и рукопись так же находится в лонге Болдинской осени. «Надеюсь, что меня ждет веселый премиальный год». — резюмирует автор.
Made on
Tilda